• Внутренний ребёнок и методы воспитания: гнев, печаль, чувство вины и прощение

    Непомерно жестокие наказания заставляют застыть ребёнку в его внутреннем развитии, превращая его из живого малыша в мёртвую куклу.Почему старые методы воспитания, достаточно садистичные по своей натуре, методы, в которых отрицается персональность ребёнка, его право на то, чтобы испытывать его собственные чувства и признавать чувства и переживания самих воспитателей – до сих пор так широко применяются? Вопреки широко распространённому мнению, опыт человека, испытавшего несправедливость, унижение, плохое обращение и насилие – никогда не "исчезает" без последствий, а всегда оказывает влияние на формирование личности. Но порой человеку очень сложно разобраться в себе, увидеть истоки той боли, с которой он идёт по жизни.
    И трагедия заключается в том, что жертва плохого обращения в своём детстве «ищет» новых невинных жертв, даже если на сознательном уровне не помнит, «был вынужден забыть» о таком отношении к самому себе. Сильный гнев ребёнка на родителей, строго-настрого ими запрещённый, переносится им на других людей или на самого себя, но не исчезает, а только усиливается.

    Можно ли говорить о «прощении» в том случае, если человек не понимает, что с ним собственно делали и почему это произошло? Многие из нас, будучи детьми, оказывались в такой ситуации. Мы не могли постичь, почему нас унижают, отказывают нам в поддержке, запугивают, насмехаются над нами, обращаются как с неодушевлёнными предметами, играют как с куклами или жестоко избивают – или и то и другое попеременно. Более того, нам даже нельзя было осознавать, что с нами это всё происходит, ибо нам внушали, что с нами вынужденно обращаются плохо ради нашего же блага. Даже самый смышленый и одарённый ребёнок порой не может выявить такую ложь, если она исходит из уст родителей, к которым ребёнок всегда привязан и испытывает любовь – и в силу этого всегда видит их с другой, лучшей стороны. Ему приходится принимать на веру, что такое обращение действительно правильно и благотворно, он не затаит на родителей зла за это. Но затем, став взрослым, он будет так же относиться к собственным детям, пытаясь доказать самому себе, что по отношению к нему его родители вели себя совершенно правильно.

    Лишь когда появляется возможность возмутиться по поводу несправедливости, ощутить обиду, узнать обидчика и возненавидеть его – только тогда может открываться путь к освобождению. Чтобы иметь возможность простить – нужно знать – «за что именно» – прощать.

    Если взрослому человеку посчастливилось докопаться до истоков своего частного случая несправедливости в детстве и сознательно её пережить, то со временем он сам, лучше всего и без всяких педагогических, социальных или религиозных рекомендаций сможет понять, что родители мучили его не потому, что хотели доказать свою силу, а потому, что они сами когда-то были жертвами, верили в «испытанные педагогические методы» и не отважились на то, чтобы подвергать сомнениям авторитет их собственных воспитателей.

    Для развития внутреннего ребёнка неадекватное родительское наказание очень болезненно.Многим очень трудно осознать тот факт, что каждый обидчик сам когда-то был жертвой. Вместе с тем совершенно очевидно, что если человеку с детства было позволено чувствовать себя достаточно свободным и сильным, то в последствии у него не возникает потребности унижать других.

    Очень часто получается так, что будучи обременёнными чувством вины, родители в свою очередь обременяют этим чувством своих собственных детей и таким образом на всю жизнь привязывают их к себе. Научаясь переживая же чувство печали, люди могут сделать своих детей более свободными в их жизненном выборе, в их отношениях с окружающими и в их судьбе.

    Весьма важным является установление различий между чувством печали и чувством вины, которое могло бы помочь прервать молчание между поколениями, прервать этот «резонанс пустот».

    Печаль и чувство вины находятся на разных полюсах. Печаль – это боль, которая связана с тем, что уже случилось и что никак нельзя изменить. Не стыдясь своих чувств, мы можем разделить эту боль с нашими детьми. Что же касается чувства вины – то мы пытаемся подавить его в себе или передать своим детям, или сделать и то и другое.

    Поскольку печаль пробуждает онемевшие чувства, молодые люди могут осознать тот ущерб, который им когда-то нанесли родители, из самых благих побуждений пытавшиеся с раннего детства сделать своих детей послушными. И подобное осознание может вызвать взрыв праведной ярости и болезненное признание, что собственные родители, которым уже за пятьдесят, до сих пор защищают свои прежние принципы, что они не в состоянии понять и принять гнев своего взрослого ребенка и при этом их ранят и оскорбляют любые его упреки. Затем ребенку захочется взять свои слова обратно и оставить все по старому, потому что теперь к нему возвращается его прежний вбитый родителями и учителями с самого детства страх, что его упреки сведут родителей в могилу. Ведь то, что нам с раннего детства часто повторяют, остается с нами на всю жизнь.

    И вместе с тем, даже если человек снова остался один на один с проснувшемся в нем гневом (ибо его пожилые родители, как и раньше, не могут и не хотят его выдерживать), доведение этого чувства до осознания может вывести человека из тупика самоотчуждения. Тогда "истинный", или внутренний ребенок, здоровый ребенок, сможет жить – ребенок, который невероятным образом смог понять, почему его родители делают ему больно и при этом запрещают ему плакать, рыдать или даже говорить о своей боли. Приспосабливаясь к требованиям родителей, одаренный ребенок всегда пытается понять эту бессмыслицу и принимает ее как нечто само собой разумеющееся. Но за это псевдопонимание ему придется заплатить отказом от своих чувств и чувствительностью к своим потребностям, т. е. своей аутентичной Самостью. Именно поэтому до сих пор был закрыт доступ к нормальному, гневному, непонимающему и мятежному ребенку, которым он был когда-то.

    Когда внутренний ребенок взрослого человека станет свободным, человек откроет в себе истоки своих жизненных сил.

    Быть свободным в выражении чувств обиды, относящейся к раннему детству, совершенно не значит, что теперь человек становится обидчивым, нет, совсем наоборот. Именно потому, что человеку разрешены направленные против родителей чувства, ему не нужны подменные, суррогатные фигуры, на которых он мог бы отыгрывать свои эмоции. Только ненависть, которая направлена на внешний суррогатный объект, остается бесконечной и неутолимой.

    Если дать себе возможность осознать вполне оправданную и объяснимую ярость - и её пережить, она сменится печалью о бессмысленности и бесполезности принесённой жертвы. Этот путь от ярости до печали позволяет разорвать порочный круг повторения опыта. Тот, кому не удастся пройти этот путь, почувствовав себя жертвой, в ком самообладание и мужество терпеть окажутся сильнее, рискует оказаться в роли мстителя за свою неосознанную жертву, и месть эта будет направлена на следующее поколение - или на самого себя. Тот же, кто прошёл гневную фазу и затем испытал печаль, сможет испытать печаль и от того, что его родители тоже принесли такую жертву, и никогда больше не станет обижать своих детей. Способность печалиться станет связующим звеном между ним и его детьми.

    Поэтому можно с уверенностью говорить о том, что свободное выражение чувства обиды на собственных родителей является хорошим шансом. Оно открывает доступ к истинной Самости человека, оживляет онемевшие чувства, открывает пути к переживанию печали и – если повезет – примирения. Во всяком случае, в этом заключается существенная часть процесса исцеления психики. Но те, кто считает, что сейчас эти слова звучат как некий упрек стареющих родителей, совершенно неправильно понимают то, о чем о чём идёт речь. Просто они, как многие другие родители, попросту не могли вести себя иначе, неся груз собственных детских (и взрослых) психических травм, оставляя молчаливые мольбы собственного внутреннего ребёнка неуслышанными.

    У того, кто с детства научился винить во всем себя и считать своих родителей безупречными, эти соображения возможно вызовут страх и чувство вины. Насколько сильны привитые с раннего детства принципы, лучше всего видно на примере пожилых людей. Порой, как только они становятся физически беспомощными и зависимыми от других, они могут испытывать чувство вины за каждую малость и даже воспринимать своих взрослых детей (в случае, если они уже не так послушны, как прежде) как строгих судей. Это опять же приводит к тому, что их взрослые дети относятся к ним сверх-бережно и, боясь последствий, вынуждены молчать, оказываясь таким образом в новой ловушке.

    Так как некоторые специалисты в области психологи/психотерапии сами никогда не имели возможности освободиться от такого страха и осознать, что родители не обязательно должны умереть, услышав от своих детей правду, то такие специалисты будут склонны способствовать скорейшему «примирению» между пациентами и их родителями. Но если не была пережита скрытая ярость, то «примирение» становится весьма иллюзорным, поверхностным, «внешним», ведь "внутренний ребёнок" не сможет быть понят по настоящему. Оно будет лишь прикрывать ярость, которая была бессознательно подавлена или направлена на других людей, и укреплять ложную Самость родителей, даже за счет их детей, которые, конечно же, будут при этом ощущать истинные чувства своих родителей.

    Методы воспитания должны помочь развиваться внутренему ребенку.Вместе с тем, несмотря на эти отягчающие обстоятельства, появляется все больше публикаций, в которых молодые люди более свободно, открыто и искренне, чем это было возможно раньше, вступают в конфронтацию со своими. И это вселяет надежду на то, что подобный критический настрой будет формировать более здоровые общественные взгляды людей, которые не позволят, чтобы их заставили чувствовать себя виноватыми (или виноватыми еще больше) посредством «дрессурной педагогики», которая встречается в профессиональной литературе (в сфере образования, психологии, этики или биографической литературы).

    Не забывайте, что вашему внутреннему ребёнку очень нужна помощь и понимание, особенно если этого так не хватило вам когда-то в вашем детстве.

    Пётр Юрьевич Лизяев

    Статья была подготовлена на основе материалов книги
    A.Miller «Am Anfang war Erziehung» («Вначале было воспитание»)


    Если вам понравился этот материал - дайте возможность ознакомиться с ним другим людям, например - поделитесь ссылкой на него со знакомыми, в социальных сетях или на других сайтах / форумах.
    Таким образом вы сможете выразить вашу благодарность и помочь этому проекту.
    Прямой перепост, особенно без указания активной ссылки на источник - запрещён.



    Эта статья изначально была опубликована в теме форума: Методы воспитания, гнев, печаль, вина и прощение автор темы psy-therapist Посмотреть оригинальное сообщение
    Комментарии 29 Комментарии
    1. Аватар для Сонечка
      Сонечка -
      Вот и получается,что все верно,но переодически она сама все сбивает,разносит,растаптывает.
      Со мной наверное тоже самое будет.
    1. Аватар для ПётрЮрьевич
      ПётрЮрьевич -
      Цитата Сообщение от Oks* Посмотреть сообщение
      У меня есть знакомая. Отучилась на психолога - хорошо понимает свои проблемы и от чего они возникают или возникали.
      "Обучение на психолога" - не даёт "опыта принятия", который можно получить только в личной психотерапии.
      То есть "знание" - не является "исцелением и изменением", а всего лишь одним из компонентов в этом процессе.

      Цитата Сообщение от Oks* Посмотреть сообщение
      Потом конечно извиняется перед ребенком,обьясняет что была не права.
      На самое деле "признание приносимой боли" - это один из важнейших компонентов, если это реальное признание, а не по типу - "ну давай просто не будем говорить об этом".
    1. Аватар для Elenka
      Elenka -
      "Обучение на психолога" - не даёт "опыта принятия", который можно получить только в личной психотерапии.
      То есть "знание" - не является "исцелением и изменением", а всего лишь одним из компонентов в этом процессе.
      да нехай все на психологов учатся. замучаешься же объяснять. да все равно не поверят...
    1. Аватар для Лена Л
      Лена Л -
      Я прошла индивидуальную терапию 1.5 года. Тема отношений с матерью - самая болезненная и самая важная для меня. Отработала старые травмы, обиды и агрессию и вину, пришло понимание почему она так поступала, детские обиды значительно уменьшились, но поведение моей матери не меняется, она всё так же манипулирует, давит на жалость, требует, унижает и оскорбляет, так как другого способа общения не знает. Я чувствствую напряжение всегда, мне сложно расслабиться. Я не знаю получится ли когда-либо наладить отношения. Как это возможно, если отношение матери ко мне не меняется? Я не могу и не хочу терпеть как раньше унижение и не делаю этого, отстранилась, на нарушение границ отвечаю агрессией. Но есть ощущение, что мы ведем войну абсолютно бесполезную, я трачу силы на что-то бессмысленное. Возможно ли прощение, если человек ведет себя неадекватно? На каком я этапе? Что мне делать дальше? Я понимаю, что долго эту войну не хочу. Хочу мира и спокойствия.
    1. Аватар для ПётрЮрьевич
      ПётрЮрьевич -
      Цитата Сообщение от Лена Л Посмотреть сообщение
      Возможно ли прощение, если человек ведет себя неадекватно?
      Если воспринимать "прощение" как "взятие на себя обязательств не "мстить" за когда-то уже нанесённый вам вред" - да, возможно. Но такая формулировка не подразумевает, что "нужно" "давать над собой издеваться далее".
      Иначе получается парадоксальная ситуация - что если жертва сексуального насилия "простила" насильника - то она как будто бы уже "должна" идти туда, где он всё ещё устраивает свои засады...
    1. Аватар для Лена Л
      Лена Л -
      Спасибо за ответ. У меня нет желания мстить. У меня скорее вопрос такой: если отношения с матерью - это отношения к жизни и с людьми, то на что мне надеяться? Если я не налажу отношения со своей матерью (а способа это сделать я пока не вижу), то моё отношение к миру и другим людям не изменить?
    1. Аватар для ПётрЮрьевич
      ПётрЮрьевич -
      Цитата Сообщение от Лена Л Посмотреть сообщение
      если отношения с матерью - это отношения к жизни и с людьми
      Непонятно, почему здесь проводится какое-то символическое уравнивание?
    1. Аватар для Прохожая
      Прохожая -
      Многим очень трудно осознать тот факт, что каждый обидчик сам когда-то был жертвой.
      Золотые слова.
      Очень хорошая статья.Спасибо.
    1. Аватар для Helenushka
      Helenushka -
      А я своего отца практически не знаю. Знаю, что он ремонтировал пишущие машинки и был по словам мамы придурком. Мама кроме этого ничего о нём не говорит. Вместо него в моей жизни появился сексуально озабоченный тиран -- отчим. В детстве я была до неприличия сильной, быстро развивалась и с рождения ела чуть ли не в два раза больше нормы. Играла в самурая, и теперь не понимаю, почему мою профессию -- силовое ведомство -- назвали компенсацией. Отчим, которому я надавала тумаков, превратился в поддельно-мягкого меланхолика (но уже после подачи документов о травме куда надо), мама стала жёстче. Но после того, как я наорала, что не собираюсь "пахать как лошадь", что она мне втирала после психушки, она разозлилась и стала выражать свои чувства, что раньше делалось только в форме унижений меня. У меня -- обратная история. Мой внутренний ребёнок невероятно спокойным оказался, потому что нашёл опору в себе. А рукопашный бой элиты для меня теперь -- как звук флейты, такой близкий. То есть я не стала миленькой (как меня называл отчим, кстати), а расправила плечи и отправила всех из семьи туда, куда меня пытались засунуть -- в забитое (ими же самими; не в прямом смысле) и обиженное состояние. Я поначалу хотела вылечить их обиду, как произошло со мной. Но они лишь впали в зависимость от моих обнимашек и помощи. Других путей не знаю, да и не хочется уже. Теперь, когда мама проходит мимо с плачущим и голодным лицом (оно так выглядит, может, она и вправду ограничивает себя в еде, но поводов для этого нет), я лишь порой впадаю в недоумение: то, что я смогла сделать за свою жизнь, она не удосужилась сделать за свою.
    Рейтинг@Mail.ru