• Организация психиатрической помощи и формирование личности ребенка при воздействии психотравмирующих факторов

    Этот важный для профессионалов, но и полезный для широкой публики обзор подготовлен по материалам 24-го Конгресса Европейской психиатрической ассоциации (апрель 2016 года, Мадрид). Одной из наиболее актуальных тем, представленных на EPA 2016, была тема, включившая в себя огромную часть детской и подростковой психиатрии.
    Помощь детского психолога необходима для минимизации последствий психологической травмы в детском возрасте
    Начиная говорить об этой теме, нельзя не отметить ее актуальность как для детских и подростковых, так и для взрослых психиатров и специалистов сферы психического здоровья, т.к. именно в детском возрасте закладываются первые симптомы самых стойких психических расстройств, с которыми годами безуспешно пытаются справиться взрослые психиатры, психотерапевты и психологи. Очень часто последствия детских травм, нарушения в воспитании, педагогическая запущенность «умело маскируются» под такими распространенными заболеваниями, как панические атаки, различные фобические расстройства, тревожные расстройства, нарушения пищевого поведения, реккурентные депрессивные расстройства и т.д. Зачастую именно последствиями детских травм являются причиной развития патологических расстройств личности, психопатий, расстройств влечения.

    Начать обзор докладов по детской психиатрии, представленных на 24-ом Европейском конгрессе психиатров, проходившем в Мадриде (Испания) с 12 по 15 марта 2016 г., необходимо со статистики, показывающей актуальность этого вопроса:
    • по данным S.Bailey 1 из 10 или около 850 000 детей от 5 до 16 лет имеют те или иные психические расстройства и только 25% из них получают специализированную помощь.
    • 32% девочек и 11% мальчиков в возрасте 15 лет наносят себе самоповреждения.
    • у 75% подростков психические проблемы начались в возрасте до 18 лет и у 50% – в возрасте до 14 лет.

    Более половины детей, у которых появились поведенческие проблемы в раннем детстве, сохранили выраженные нарушения в поведении и психическом состоянии на всю жизнь. Конечно, у кого угодно могут возникнуть психические расстройства, но есть люди с высоким риском развития таковых. Так, по данным колллег из Австралии, более 45% пациентов, имевших психические проблемы в детском возрасте, имеют психические расстройства и во взрослой жизни. У 36% детей с проблемами варианта педагогической запущенности, в дальнейшем наблюдаются психические проблемы. Изучая мнение детей и подростков, было выявлено, что молодые люди нуждаются в более доступной психологической помощи: «там, где они хотят и так как они хотят ее получать». Запросом молодежи было получить больший доступ к школьным консультантам, обучиться навыкам психологической самопомощи. Подростки указали на недостаточность знаний по данным вопросам и у преподавательского состава, рассказали о сложностях перехода к взрослым психиатрам и психотерапевтам. Конечно же упоминались вопросы о боязни стигматизации.

    По данным европейских исследователей, в среднестатистическом классе, состоящем из 30 пятнадцатилетних подростков, можно выявить трех с психическими расстройствами, у 10 разведены родители, у одного кто-то из родителей умер, семеро могут вспомнить моменты, когда над ними издевались родственники, шестеро периодически наносят себе самоповреждения. Был четко очерчен круг расстройств, которые могут быть корректированы преподавательским составом учебных заведений: стресс, особая навязчивость подростка или его незаинтересованность в обучении. По мнению Weare (2015), изменения в данном состоянии подростков можно добиться большей активностью, вовлеченностью преподавательского состава с использованием большего количества наглядного материала и ярких презентаций.

    После проведения данного скринингового опроса молодежи в школе и исследования психического здоровья молодежи в Англии, данные исследования были предоставлены правительству. После чего возник актуальный вопрос: «что делать?»
    • Было предложено проведение дополнительного образования персонала и преподавательского состава в вопросах психического здоровья.
    • Обучение фокусировки персонала не только на успеваемости, но и на психическом здоровье.
    • Поддержание тесных связей с медицинскими учреждениями, работающими родителями.
    • Проведение профориентации в школе и помощь во взаимодействии с высшими учебными заведениями.

    Каждый съезд психиатров может представить большое количество работ по гиперактивности, аутизму и другим психическим расстройствам детского возраста. В данном обзоре хотелось бы сконцентрироваться на теме, которая не так часто освещается, но, с моей точки зрения, является крайне важной в формировании личности ребенка и развитии психических расстройств во взрослом возрасте: «неблагоприятные воздействия окружающей среды и их влияние на психическое здоровье». Именно этот доклад представил Seth Pollak на 24-ом Конгрессе психиатров в Мадриде. Основной темой данной презентации было исследование, проводимое среди детей.

    Были обследованы 85 мальчиков и девочек в возрасте от 8 до 10 лет. По данным анамнестических сведений, дети были разделены на 2 группы: первая группа включала детей, регулярно подвергающихся стрессовым факторам и проявлениям агрессии в окружении и вторая – контрольная группа. В обеих группах проводились стрессовые тесты. Контроль результатов проводился по уровню кортизола в слюне и окситоцина в моче.

    Следующим этапом исследования детям показывали фотографии эмоций незнакомых людей, когда они были в спокойном состоянии, начинали злиться или были в гневе, страхе, удивлении и счастье. В каждой серии было 10 кадров, отражавших зарождающуюся эмоцию. Опытным путем было выявлено, что дети, часто сталкивающиеся с агрессией в семье и окружении, распознают гнев на 4 кадра раньше, чем контрольная группа детей. Разницы в распознавании других эмоций выявлено не было. Аналогичные результаты были показаны при распознавании голосовых эмоций.

    В целом, при исследовании психологического статуса пациентов была выявлена некоторая «эмоциональная сглаженность, можно даже сказать тупость» у детей подвергавшихся агрессии в семье и окружении.

    Данное исследование являлось основным в плане рассмотрения последствий агрессивного и депривационного отношения к ребенку в семье и ближайшем окружении, но упоминание о данной форме детской травмы встречалось практически в каждом докладе. Среди последствий депривации, можно отметить описанное еще Ковалевым в 1979 г.: развитие психогенного аутизма, тревожных расстройств, различных форм фобий, психосоматических расстройств, которые пролонгируются и во взрослую жизнь ребенка, часто приводя к его слабому социальному функционированию, невозможности налаживать адекватные межличностные взаимодействия, суицидальному и пара-суицидальному поведению.

    Можно отметить постер Bizzi Fabiola, посвященный развитию психосоматической симптоматики и нарушению социального функционирования. В данном исследовании участвовали 188 детей, проходивших лечение в Педиатрической больнице Италии (Gaslini Institute of Genoa). Основными диагнозами были психосоматические расстройства и деструктивное поведение детей. Основным направлением исследования было изучение взаимодействия и отношений между родителями и ребенком в семье.

    Дети с поведенческими нарушениями имели больший уровень эмоционального давления со стороны родителей и высокий уровень депривации. Кроме того на формирование разрушительного и агрессивного поведения ребенка влияют агрессивные формы воспитания или «одобрение» агрессивного поведения ребенка (например подбадривание и стимуляция драк со сверстниками, игнорирование приступов разрушительной ярости).

    Так, при выраженном подавлении всех форм агрессии у ребенка и формировании страха перед родителями часто развиваются маскированные формы агрессивного реагирования, такие как фырканье, молчание, негативизм, упрямство, ... или направление накопленной агрессии на другие предметы и себя: порча имущества, ломание игрушек, нанесение себе мелких самоповреждениий... Данные формы реагирования помогают ребенку «снять» на некоторое время накопившееся раздражение и агрессию.

    Дети же с психосоматическими расстройствами воспитывались в семьях, где эмоциональное напряжение комбинировалось с завышенными требованиями со стороны родителей. Такие дети часто болеют простудными заболеваниями, большинство из которых являются резистентными к назначаемому лечению. Нередко сохраняются «остаточные явления», такие как кашель, периодически возникающий субфебрилитет, астенический компонент.

    Интересным фактом является то, что выраженность психических расстройств резко увеличивалась с усилением депривации или агрессивного поведения и доминантных форм воспитания со стороны отца. Роль нарушений нормального родительского функционирования отца была также отмечена в развитии симптомов анорексии. Выявлено, что при формировании депривационных отношений с отцом ребенок становится тревожным, неуверенным в себе, зависимым от мнения окружающих, часто развивается депрессивная симптоматика. У девочек развивается неудовлетворенность своими внешними данными, тревога по поводу своей успешности у противоположного пола, что в дальнейшем может приводить к нарушениям пищевого поведения.

    Мальчики чаще вырастают инфантильными, с заниженной самооценкой, слабой способностью к самореализации и адаптации в трудовом коллективе, особенно мужском. Можно отметить особую «ведомость», склонность «попадать в плохие компании», вести антисоциальный образ жизни, стараться доказать свою значимость и статус, участвуя в воровстве и разбойных нападениях.

    Что касается выраженности психических расстройств, то многие авторы указали на то, что один выраженный стрессовый фактор (такой как однократное сексуальное насилие, катастрофа и т.д.), сравним по выраженности психических расстройств с менее интенсивным по воздействию, но длящимся более двух лет (например воспитанием в постоянной депривации, регулярном эмоциональном насилии).

    При воздействии тех или иных травматических событий на ребенка нарушается его социальное функционирование, формирование личности и развитие интеллекта. В дальнейшем психиатры сталкиваются с данными детьми уже в психиатрических стационарах, обычно в возрасте от 7 до 14 лет, когда эти проявления становятся наиболее заметны. В связи с недостаточностью специалистов в детской психиатрии и психотерапии, сложностью и длительностью лечения, а также необходимостью участия в терапии родителей и близкого окружения ребенка, часто не удается добиться состояния компенсации психических расстройств у ребенка. Как упоминалось ранее, при длительном течении той или иной психопатологической симптоматики и сохранении неблагоприятных условий в окружении ребенка, формируется патологическое развитие личности и хронификация психических расстройств. Кроме того, на выраженность психических расстройств, развившихся после перенесенной психической травмы, влияет и возраст, в котором они были получены. Это связано с частым формированием регресса развития и задержки психического развития у детей, как формы защитной реакции. Так, при длительной депривации с раннего детского возраста может развиться олигофреноподобная симптоматика или выраженная форма педагогической запущенности. При воздействии травматических событий в более старшем возрасте с двух–трех лет, чаще развивается картина психогенного аутизма. В возрасте от трех– четырех лет часто развиваются нарушения в поведении, психосоматические расстройства, энурез. Воздействие психотравматического события в школьные годы приводит к формированию депрессивной симптоматики, психосоматических расстройств, снижению школьной успеваемости, склонности к самоповреждению, бродяжничеству и другим формам деструктивного поведения. В подростковом возрасте учащаются суицидальные тенденции, депрессивная симптоматика, антисоциальное поведение.

    Часто уже во взрослом периоде выявляются расстройства зрелой личности, которые в дальнейшем не могут полноценно социально функционировать. Обычно формируются такие расстройства личности, как: ананкастное расстройство личности, тревожное расстройство, зависимое расстройство личности, смешанные расстройства, расстройства привычек и влечений. Часто именно эти категории пациентов требуют особой преемственности при передачи их данных из кабинетов детских психиатров ко взрослым психиатрам и психотерапевтам. Особую тревогу в плане преемственности испытывают лица с тревожными и уклоняющимися расстройствами личности. У таких пациентов может сформироваться симбиотическая связь с врачом-психиатром, с дальнейшим отказом от перехода к другому специалисту. Такие же проблемы бывают при адаптации в новых коллективах, других учебных заведениях, с возможными декомпенсациями расстройств личности.

    Обзор данных статей выявил необходимость более полного исследования состояния детей и подростков с целью оказания своевременной помощи, особенно психотерапевтической и коррекционной. Выявилась необходимость в реорганизации оказываемых психиатрических, психологических и психотерапевтических услуг детскому населению. Особого внимания требует организация большей доступности данной помощи, формирование преемственности при переходе от детского к взрослому специалисту. Обозначились пробелы в психологическом образовании преподавательского состава и их неосведомленности в вопросах выявления помощи детям и подросткам, находящимся в стрессовой ситуации. Актуальной является подготовка кадров, которые могли бы проводить тренинги правильного функционирования семей и взаимодействия родителей с детьми, кроме того, при выявлении ребенка в стрессовой ситуации необходимым является взаимодействие с окружающей средой. Предложенные и разрабатываемые Европейскими коллегами меры явно приведут к снижению психических заболеваний во взрослом возрасте.


    Литература
    1. de Girolamo G. The current state of child and adolescent mental health services in Europe: A Survey in 28 Countries. Italy, EPA 2016. Symposium: Child and Adolescent Mental Health Services in Europe: The Current Scenario and the Future Prospects / Chairs:
    S.Singh (United Kindom), G. de Girolamo (Italy).

    2. Tuomainen H. Novel research on transition from child to adult mental health services in Europe: the MILESTONE Progect, United Kingdom. EPA 2016. Symposium: Child and adolescent mental health services in Europe: The current Scenario and the Future Prospects / Chairs: S.Singh (United Kindom), G. de Girolamo (Italy).

    3. Kovess-Masfety V.School Children’s Mental Health in Europe: Are there gender-related differences? France. EPA 2016. Symposium: Mental health in young Women: are they more at risk in the 21 century? Chairs: H.Herman (Australia), S.Galderisi (Italy).

    4. Pollak S. Adversities childhood and their impact on mental health across the life course, EPA 2016. Plenary: Adversities in childhood and their Impact on mental Health across the life course. Chair: Galderisi (Italy).

    5. Bizzi F., Rosetta C., Cavanna D. Disorganized attachment and psychological symptoms in children with Somatic Symptoms Disorders. Department of Educational Sciences, University of Genoa, Italy, EPA 2016/ E-poster.

    6. Bizzi F., Castellano R., Cavanna D. Continuity of attachment in children with Disruptive behavior Disorders (DBD) and in their parents: a pilot study. Department of Educational Sciences, University of Genoa, Italy EPA 2016, e-poster.

    7. Emotional and Psychological Trauma. Helpguide.org. Archived from the original on September 13, 2014
    Комментарии 1 Комментарий
    1. Аватар для Existence
      Existence -
      Хехе, в Италии амбулаторно лечат в обычных поликлиниках высококлассные специалисты, проводят метаанализы крупных исследований, ВОЗ проводит совещаниея, а у нас в школах психолог с дипломом разговоров на кухнях и профориентацию в 11 классе 18 марта пишем на выборах с родителями что бы явка больше была была, хехе.
    Рейтинг@Mail.ru