• Чем отличаются психолог и психотерапевт и почему в этом важно разбираться?

    Непонимание принципов работы и пользы психотерапии - огромная социальная проблема. Я расскажу, в чем разница между психологом и психотерапевтом, почему понятие “психотерапевт” можно понимать двумя разными способами и как так получилось, что никто в этом не разбирается. В общем, поговорим о том, как устроен рынок психотерапевтических услуг “у нас”, то есть на постсоветском пространстве.

    в чём разница между психологом и психотерапевтом

    Психологом можно стать и после гуманитарного, и после медицинского образования

    Есть две возможных ветки обучения и профессионального развития психолога: гуманитарная и медицинская. Каждая ветка готовит специалиста для соответствующей области. Гуманитарные вузы готовят психологов общего профиля, которые потом находят себя, например, в роли школьного психолога, научного сотрудника в НИИ, HR в частной организации. Учиться 5-6 лет.

    Медицинские вузы готовят специалистов для медицинских учреждений, то есть медицинских психологов. Насколько мне известно, в некоторых постсоветских странах сейчас разрабатывают (или уже приняли) закон, который запрещает гуманитарным психологам работать в медицинских учреждениях. Что логично: нет медицинской квалификации. Так же логично, что и учиться дольше - 7 лет: шире область знаний и больше ответственности в работе.

    Теперь разберемся, что вообще дает образование? С практической точки зрения - ничего. Никакие вузы не готовят практикующих специалистов для классической индивидуальной работы, даже если так называется специальность в дипломе. А кого тогда готовят? Диагностов, научных сотрудников и теоретиков. В первую очередь, вуз готовит специалиста-диагноста, который умеет собирать информацию (анкеты, интервью, проективные методики), анализировать ее и на основе этого давать рекомендации. Причем чаще всего рекомендации адресованы администрации учреждения, которое обслуживает психолог.

    Вузы готовят диагностов и теоретиков, а не индивидуальных психотерапевтов

    Объясню на примере школьного психолога. Он находится в учебном заведении в первую очередь в интересах школы, а не, как может показаться, в личных интересах родителей и детей. Его задача - наблюдать психологический климат, знать о проблемных зонах в коллективах и разрабатывать рекомендации для решения этих проблем, согласовывая их с администрацией. Разговор с родителями может быть всего лишь частью решения конкретной проблемы. С точки зрения здравого смысла, школьный психолог работает ради детей, но в первую очередь он обслуживает задачи учебного заведения.

    Предположим, у какого-то школьника разводятся родители, он тяжело это переживает и срывается на своих одноклассниках. Школьный психолог должен это отследить, обсудить с администрацией школы и учителями, разработать рекомендации и применить их. Разговор с родителями будет примерно таким: “Мы со своей стороны задействуем вашего ребенка в активных мероприятиях (попросим помочь старшеклассникам сделать выпускной вечер), чтобы отвлечь и увлечь, предупредим весь преподавательский состав о том, что нужно делать в случае проявления агрессии со стороны ребенка или по отношению к нему, а вам рекомендуем обратится с частному детскому психологу для долгосрочной психологической поддержки ребенка.” Технически на этом ответственность школьного психолога заканчивается. Долгосрочная индивидуальная работа с ребенком - не компетенция школьного психолога. Просто потому, что детей в школе сотни. И хотя школьный психолог вкладывается в работу, его задача в первую очередь стратегическая.

    В случае с медицинским учреждением хорошим примером будет совместная работа мед. психолога и кардиолога. Где после жалобы на “сердечный приступ” одного из пациентов кардиолог после всех анализов уверен, что с сердцем все в порядке, и тут попахивет паническим атаками. В таком случае кардиолог в тандеме с мед. психологом отрабатывает такую версию, и если она подтверждается, мед.психолог популярно объясняет пациенту, что это соматическое проявление психики. С сердечком все хорошо и нужно пойти решать эту проблему к психотерапевту.

    В обоих примерах в какой-то момент история доходит до точки, где ответственность и компетенция психолога (или мед.психолога) заканчивается. Стратегическая работа выполнена, а дальше речь идет о тактической индивидуальной работе с конкретным случаем, конкретным запросом, конкретным человеком со своей историей. Или другими словами, об индивидуальной работе НЕ в рамках учреждения.

    Обратите внимание: Практиков в вузах не готовят, скорее теоретиков и диагностов.

    Тактическая работа, то есть индивидуальная долгосрочная работа с запросом, требует особенной подготовки и навыков. Повторюсь еще раз: вузы не дают этой подготовки. А что дает? Психотерапевтические сертификационные программы обучения.

    Вести частную практику без прохождения международной сертификационной программы по подготовке психотерапевта нельзя с этической точки зрения (хотя по закону - можно).

    Психоаналитик (≈7 лет), гештальт-терапевт (≈5 лет), КПТшник (когнитивно-поведенческая терапия (≈3,5 года)) и другие специалисты - это люди, которые закончили сертификационные программы. Независимо от направления, любая такая программа - это исключительно практическое обучение, формирующее подготовленных для индивидуальной работы психотерапевтов.

    Дело в том, что любой уважающий себя психолог трезво понимает, что для индивидуальной работы с клиентами ему категорически не хватит вузовского образования. Поэтому если психологу интересна работа с людьми в формате частной практики, он идет учится на психотерапевта. Психотерапевт - это своего рода надстройка над психологическим образованием, позволяющая компетентно вести частную практику.

    Может ли психолог на территории постсоветских стран вести частную практику, имея только вузовское образование и не имея сертификата психотерапевта? Юридически - да. С точки зрения этики и эффективности - нет.

    Вот в этом недоразумении и кроется одна из причин сомнительной репутации психотерапии. Большое количество людей позволяют себе вести частную практику, будучи не подготовленным, - просто потому что могут. Отсюда и истории про неадекватных специалистов “с бубнами”.

    Психотерапевт обязан пройти личную терапию

    Пройти сотни часов личной терапии (в качестве клиента) - одно из обязательных требований психотерапевтических сертификационных программ обучения. Это, как правило, сводит к минимуму “неадекватность” обучающихся в программе будущих специалистов. Кстати обязательная личная терапия - одна из причин, почему многие не хотят учиться на психотерапевта - нужно идти и прорабатывать свои раны и неадекват. Огромное количество специалистов избегают этого, и так и не выучиваются на психотерапевтов. Да и зачем? Ведь юридически для ведения частной практики в постсоветских странах специалист-психолог (медицинский психолог, врач-психотерапевт) не обязан заканчивать частные сертификационные программы по подготовке психотерапевтов, и что самое главное - не обязан проходить личную терапию.

    Международные нормы профессии определяются Страсбургской декларацией

    Теперь самое интересное. Когда я говорю “психотерапевт”, то подразумеваю это слово в международном понимании этой профессии. Но есть и другое. В первом случае (в международном понимании), речь идет о человеке, который окончил психотерапевтическую сертификационную программу согласно международным нормам. А именно - нормам Страсбургской декларации

    Нас интересует пункт 5 этой декларации: нельзя окончить какую-либо программу по подготовке психотерапевтов, предварительно не имея соответствующего образования. По гуманитарной ветке это психология, социальная психология, социальная работа, педагогика. По медицинской ветке - медицинская психология и психиатрия.

    Это своего рода фильтр, чтобы не допустить к работе совершенно неподготовленных людей. То есть имея какое-либо образование из списка, можно приступить к обучению в сертификационной программе, не имея - нельзя. Но главное в том, что, согласно международным нормам, чтобы стать психотерапевтом, не обязательно иметь медицинское образование, можно также иметь и гуманитарное. Все эти психотерапевты, которые сидят в уютных кабинетах в фильмах, по образованию могут быть психологами, могут быть психиатрами и даже социологами. Это правильно и нормально, потому что “психотерапия” междисциплинарна.

    К образованию добавляем упомянутые выше сотни часов клиентского опыта в период обучения - вот вам и трезвый вменяемый профессионал.

    Законодательство определяет “психотерапевта” по-своему, причем некорректно

    Я говорил и о другом понятии “психотерапевт”. Дело в том, что на законодательном уровне практически в любой постсоветской стране “психотерапевт” - это вообще не то, о чем вы сейчас прочитали. Если вы откроете законодательную базу своей страны, то обнаружите, что “психотерапевт” - это человек, получивший медицинское образование по специальности “психиатр”, а потом прошедший дополнительную государственную специализацию (3 месяца!) “психотерапия”. Вуаля. Врач-психотерапевт.

    Основная загвоздка в том, что когда вы переживаете из-за развода и думаете, что не мешало бы вам сходит к психотерапевту, гугл выдает вам “врача-психотерапевта”, и вы думаете “наверно, это оно”. Но это не так. Потому что врач-психотерапевт совсем не поможет вам с разводом. Он откровенно не подготовлен к этой работе. Это человек, который просто получил образование диагноста в рамках медицинской ветки (мы об этом говорили), потом +3 месяца государственных курсов и все, может писать, что он врач-психотерапевт и вести прием. Разница в том, что это просто человек с государственным образованием.

    Здесь работает та же схема. Есть ли у такого человека юридическое право вести частную практику? Конечно, есть. Но этического права - нет. Он вообще не подготовлен для индивидуальной работы с точки зрения запросов рынка. Он не учился в программе по подготовке психотерапевтов в международном понимании этой профессии.

    Постсоветское наследие и международные стандарты

    Сообщество согласовало международное понимание профессии в 1990 году в том самом Страсбурге. Не важно, какое психологическое образование получил человек (гуманитарное или из медицинского направления), важно, что у него есть необходимые знания в области психики и психологии, и главное - чтобы он получил нужные практические навыки и квалификацию.

    Мы же стали наследниками советской культуры и законодательства. В Советском Союзе признавался только материалистичный подход (Павлов, Бехтерев), а следовательно, исключительно поведенческие направления (стимул-реакция). Потому что коммунизм, потому что Маркс. Весь нематериалистичный взгляд на мир был исключен. В небытие канули все другие по своей философии направления, например психоанализ. Место для психологии осталось только в рамках медицины, потому что там все четко и в канонах материализма.

    В какой-то момент стало понятно, что в психологии нужно прогрессировать и реагировать на индивидуальные запросы. Идея “психотерапии” в целом понравилась, но при попытке натянуть ее на актуальную бюрократическую и идеологическую основу получился урод. Потому что:

    1. У нас коммунизм и материализм, поэтому психотерапия - это исключительно область медицины.

    2. Во всем мире программы по подготовке психотерапевтов - это локальные частные структуры, которые основывались вокруг видных деятелей и профессионалов, передающих свой опыт. В Советском Союзе есть только государственное образование и точка. Значит, сделаем курсы повышения квалификации. А раз за бюджетные деньги, то давайте не разглагольствовать: пусть будут не 5 лет, а 3 месяца.

    3. Во всем мире психотерапия - это ремесло, а значит, частный прием и частное предпринимательство. В Советском Союзе нет частного предпринимательства, а есть только государственная медицина. Значит, туда психотерапию и запихнем.

    Отсутствие культуры обращаться за психологической помощью и досталось нам в наследство. Вместе со страшилками о советской психиатрии. Вокруг них тоже немало мифов, но суть в том, что с точки зрения делопроизводства тревожные расстройства и шизофрению не сильно отличали, так как для всех запросов была только одна точка входа. Люди не очень-то частили со своими “душевными” проблемами к врачам. Слово “психотерапевт” недолюбливают до сих пор, потому что оно ассоциируется с неадекватной психикой. Болтовня на кухне под водочку всех устраивала.

    Ну и конечно, в нашем наследственном активе законодательная база, которая действует по сей день. Просто ощутите разницу: 3 месяца гос. курсов и 5 лет в программе международного образца с сообществом, которое постоянно двигает дисциплину вперед. Получается, что сейчас на рынке услуг и те, и другие носят звание “психотерапевт”. Только одни в современном международном понимании, а другие - в советском. К кому бы вы хотели попасть?

    Не обращайтесь к психологам, у которых есть только вузовское образование

    А теперь нужно внести важные уточнения, чтобы картина окончательно сложилась.

    Я призываю не пользоваться в индивидуальном формате и долгосрочном режиме услугами специалистов, которые имеют “голое” вузовское образование по какой-либо ветке. Речь идет и о психологах (в том числе медицинских), и о врачах-психотерапевтах. Такие специалисты могут быть безусловно талантливы, могут быть прекрасными диагностами, но они не подготовлены для долгосрочной индивидуальной работы с запросом клиента. У них нет опыта личной терапии и не поставлены навыки ведения частной практики. Таких специалистов довольно много, и они без труда, как вы поняли, мимикрируют в общем потоке рынка услуг.

    К примеру, человек работает школьным психологом и параллельно освоил и закончил соответствующие специальные программы по работе с детьми или общую психотерапевтическую программу (гештальт-подход, КПТ и т.д). Он может предложить вам работать с вашим ребенком индивидуально. В таком случае на моменте рекомендаций заканчивается его работа как школьного психолога и начинается работа частного детского психотерапевта в формате индивидуальных встреч. В этом нет ничего плохого. Но если школьный психолог предлагает работать индивидуально, но при этом не заканчивал специализированных программ, это некорректное поведение специалиста.

    Тот же пример с мед. психологом. Специалист может предложить вам работать с паническими атаками индивидуально в рамках частной практики. В том чтобы набирать практику и клиентов в структурах, в которых ты работаешь, нет ничего зазорного. Только лишь в случае, если ты проходишь или уже имеешь сертификацию в программе по подготовке психотерапевтов. Если ты просто мед. психолог с вузовским дипломом об образовании и все, - это не юридическое, но социальное преступление.

    Совмещение работы на позиции психолога/мед.психолога/психиатра и ведение частной практики психотерапевта - это круто. Специалисты, имеющие в своем активе опыт работы в госучреждениях или других структурах на стратегических позициях по профильному образованию, обладают форой в опыте и понимании своей дисциплины. Там всегда колоссальный поток контактов, и мастерство диагноста оттачивается безупречно. Это всегда приятный бонус в работе психотерапевта. Но всего лишь бонус, диагностика - важный, но не основной инструмент.

    “Практический психолог” - это все равно психотерапевт


    Психолог, который ведет частную практику, - это психотерапевт.


    Он имеет на это юридическое и этическое право, если находится в процессе обучения или уже сертифицировался в программе по подготовке психотерапевтов того или иного направления. Если это не так, он имеет только юридическое право работать. Категорически не рекомендую обращаться к такому специалисту в частном порядке для индивидуальной длительной работы. Максимум - за рекомендациями и диагностической обратной связью.

    Фраза “кандидат психологических наук” в сочетании с “психотерапевт” - чаще всего просто маркетинг.

    Исключение составляют люди, которые часть своего времени регулярно тратят на теоретическую работу. Обычно это преподаватели и теоретики. Они пишут книги и вообще фанаты своего дела. Если речь идет о кандидатской как единоразовой акции, у меня всегда возникают вопросы о мотиве человека ее написать. Я лично не знаю ни одного человека, который бы сделал это ради науки. Как правило, это “синдром вечного студента” или холодный расчет ради “статуса и солидности”.

    Фраза “Практикующий/практический психолог” - просто маркетинг. Это все равно, что сказать практикующий сапожник или практикующий парикмахер.

    Сама по себе профессия психолога связана с практикой. Когда так пишут, хотят дать понять, что ведут частный прием, но, как мы помним, это уже психотерапевт, и тут три варианта:

    1) Хотят избежать слова “психотерапевт” потому что, как мы выяснили, его боятся. И стремятся написать понятнее для “непосвященных”, чтобы не упустить клиентов. По факту это психотерапия.

    2) Не хотят признаваться, что работают с “голым” образованием без обучения в программе по подготовке психотерапевтов. Таких проверить просто. Если дальше нет упоминаний про работу в рамках какого-то направления, скорее всего, это самодур и надо бежать.

    3) Человек пытается дать понять, что занимается не теоретической психологией в каком-то НИИ, а именно ведет практику… но это смешно даже предполагать.

    “Детский психолог”

    Фраза “Детский психолог” приемлема для человека, который работает с детьми в рамках частной практики. Так получилось, что говорить “детский психотерапевт” не принято, хотя по механике своей работы это часто именно психотерапия, но специалисты не всегда имеют право так себя называть, а иногда просто не хотят.

    Особенность связана с тем, что для работы с детьми специалисты не всегда обучаются в рамках классических программ по подготовке психотерапевтов, так как те не очень щедры на специализации и техники по работе с детьми. Специалисты идут учиться к конкретным мастерам на курсы по их методикам. Поскольку такие курсы, как правило, не аккредитованы как программа по подготовке психотерапевта, - назвать себя “психотерапевтом” нельзя. Однако часто детский психолог имеет сертификацию в какой-то классической программе по подготовке психотерапевта (этого вполне достаточно для работы), но дальше все основные силы и фокус внимания направляет на методики и техники работы с детьми, зачастую не связанные с направлением, где сертифицировался.

    То есть детский психолог может быть сертифицированным психоаналитиком или гештальт-терапевтом, но больше не изучать это направление, а концентрироваться на интересных для него методиках и техниках в рамках детской психологии. Можно сказать, что детская психология - это само по себе отдельное направление. Так что фраза “детский психолог” - это нормально, редко можно встретить “детский психотерапевт”, хотя это тоже нормально. Все это не отменяет того, что родителям нужно быть осведомленным о подготовке специалиста. Стандартного государственного образования для работы с детьми в рамках частной практики не достаточно.

    Очень хотелось бы, чтобы каждый специалист знал свои ограничения и зону компетенции. В условиях, где ответственность за проведенную черту между психологом и психотерапевтом лежит на плечах самих специалистов и грамотности клиентов, довольно много соблазна воспользоваться этим хаосом. Задача психологов и психотерапевтов - работать над созданием психологической культуры, как это давно делают в западных странах. Ответственность клиентов - по возможности разбираться в особенностях рынка и помогать созданию этой культуры.
    Рейтинг@Mail.ru