• Антипсихотики повышают риск ТЭЛА и ВТЭ

    Согласно метаанализу 28 обсервационных исследований, текущее использование антипсихотических препаратов связано со значительно большей вероятностью венозной тромбоэмболии (ВТЭ) и тромбоэмболии легочной артерии (ТЭЛА).

    тромбоэмболия лёгочной артерии

    Предыдущие мета-анализы имели методологические недостатки или были безрезультатными. Авторы предупреждают, что выводы этого метаанализа «следует рассматривать с осторожностью» из-за высокой неоднородности 28 исследований.

    Дизайн исследования: Метаанализ 28 исследований (17 случай-контроль и 11 когорт).

    Ключевые результаты. Текущее и неиспользование антипсихотических средств связано с увеличением OR (95% ДИ) для: ВТЭ: 1,55 (1,36–1,76; I2 = 85%). ПЭ: 3,68 (1,23-11,05; I2 = 90%).

    Новое и продолжающееся использование антипсихотических средств связано с повышенным риском ВТЭ: ОШ 2,06 (95% ДИ 1,81–2,35; I2 = 44%).

    Индивидуальные нейролептики, связанные с более высоким риском ВТЭ / ПЭ (ORs 1,63–1,90), включали галоперидол, рисперидон, оланзапин и прохлорперазин.

    Хлорпромазин, кветиапин и арипипразол не были связаны с повышенным риском.

    Оригинал статьи на английском в формате pdf:
    https://journals.sagepub.com/doi/pdf...45125320982720
    Комментарии 1 Комментарий
    1. Аватар для Helenushka
      Helenushka -
      Эээ... Ничего не поняла. Кроме того, что антипсихотики - это плохо. ОК, пусть исследуют дальше, кроме природных законов ничего не найдут. Я уверена, что тело должно работать само, лекарства только поддерживают. А мне галоперидол отменили - у меня глаза закатывались. А все отменить не могут, ибо - наблюдение.
    1. Аватар для ПётрЮрьевич
      ПётрЮрьевич -
      Цитата Сообщение от Helenushka Посмотреть сообщение
      Кроме того, что антипсихотики - это плохо.
      Вспомнилась реклама Данон - "Не все йогурты одинаково полезны". ))

      Иногда в них может быть необходимость - но в принципе конечно желательно минимизировать. То есть вопрос разумного баланса между необходимостью приёма и разумной (минимальной) дозировкой.
    1. Аватар для Helenushka
      Helenushka -
      ПётрЮрьевич, знаете, я не против нейролептиков. Поначалу воевала с психиатрами (некоторые шли в суд, и меня уговаривали - что обиженные пациенты, что коллеги в погонах были за суд), была в антипсихиатрии, откуда меня вытащил особый человек. Так вот, антипсихиатрия оказалась хуже психиатрии. В анти- врачей и лечение обзявают обидными словами, предают огласке "зверские" случаи из больницы. Да, там бывало что-то страшное, но... Я вот пью свой азалептинчик, как его называет врач, в мизерных дозах, сплю от него - почему бы не поспать? Правда, при пробуждении вижу глюки - глаза открываю, и на меня например падают с чердака крысы, прямо на лицо. А из шкафа смотрит филин. Потом я просыпаюсь окончательно, и говорю себе: фига се! Ну и сон. То есть я не против антипсихотиков, но даже минимальные побочки поначалу доводили меня до того, что я на приеме могла назвать психиатра фантазером, а маме сказать, что он должен идти по адресу. Это - плохо. Сама я никак не могла разобраться, но появился друг, который сказал пить таблетки дома и говорить о всех жалобах врачу. Так и живу. Все есть яд, все есть лекарство.
      З.Ы. Я так и не поняла, почему от фантастических мыслей надо лечить, глуша дофамин (и мне не сказали, какие именно мысли им не нравятся - может, что я сказала что общалась с ФСБ, а врач сказал, что парень - только на словах ФСБ). Ну в общем за что мне дали почетный знак института (а я его потеряла), за то и лечат теперь. Да какие проблемы, я не против отрубиться. Жаль только, что к таблеткам прилагаются тяжелые отношения с психиатрами, вплоть до больницы и интерната. Жаль. А Вам -
    1. Аватар для ПётрЮрьевич
      ПётрЮрьевич -
      Helenushka, важен - баланс. Перегибы есть и в биологическом лечении (когда обращается внимание только исключительно на медикаментозное лечение) - и в той самой антипсихиатрии. Но это крайности.
    1. Аватар для Helenushka
      Helenushka -
      ПётрЮрьевич, абсолютно согласна! Для меня окончательное примирение с психофармакологией наступило, когда я увидела, как к нам в отделение привели скрюченное, мычащее нечто, напоминающее девушку. Через три дня я сказала: чё?! На кушетке сидела красотка, культурно говорила, и я опознала в ней этого монстра только по прическе и чертам лица. Да, у меня были страшные побочки, и, наверное, еще могут быть. Но пациенты говорят, что из них хотят сделать овоща, а таблетки хуже наркотиков. Я говорю - нет, это - вопрос профессионализма врача. Но я так не буду говорить, если стану одним из больничных монстров - я видела красивую девушку, худенькую, она работала в макдоналдсе. Через несколько лет я снова увидела ее в отделении. Бешеные глаза, крики такие, что я думала, она ребра себе сломает, обещала она ударить меня головой о кафель. Мне сказали, что ей сделали какой-то "наказательный" укол, и она стала такой. И еще про одну сказали, что она после такого укола три дня ходила только под ручку (она этого не помнит), и от этого укола резко постарела. Это просто сказали, она и вправду выглядела старой. Устала я от баек и ужасов. Нельзя со мной делать врачебные ошибки, но о правильном лечении - я только "за". Если мне станет плохо.
    Рейтинг@Mail.ru