RSS лента

Тигриный край

Перестать злиться на родителей – и повзрослеть

Оценить эту запись
Перестать злиться на родителей – и повзрослеть

Родительская семья – это не только тихая пристань, где можно укрыться от житейских бурь. Семья также поле битвы, источник напряжения и фрустраций. Чтобы любить родителей и вместе с тем состояться самому как личности, надо научиться их покидать.

У меня замечательная мама, – рассказывает 37-летняя Юлия. – Она любит меня и беспокоится о том, чтобы я была счастлива. И я не понимаю, почему меня обижает, а чаще по-настоящему ранит даже пустяковая критика с ее стороны. Стоит ей заботливо сказать: «Выпрями спину, не сутулься!» или «У тебя челка на глаза падает! Пора стричься!» – я не могу сдержаться. Срываюсь, кричу на нее, прошу оставить меня в покое и дать возможность жить, как я хочу. В результате я постоянно чувствую свою вину за то, что обижаю ее». Даже незначительный жест, случайный взгляд или слово, сказанное нашими родителями, имеют какую-то особую власть над нами. Мы анализируем их с разных точек зрения, можем легко обидеться, разозлиться за то, что они опять разочаровали нас…. И чувства эти тем сильней, чем глубже наша привязанность и любовь.
Двойственные чувства «Боль – изнанка любви, – говорит семейный психотерапевт Варвара Сидорова. – А в отношениях с родителями эта двойственность чувств проявляется особенно сильно. Ведь сколько бы нам ни было лет, именно от них мы ждем внимания, поддержки, надеемся, что нас примут такими, какие мы есть». Впервые мы разочаровываемся в своих родителях в очень раннем возрасте. Уже в 3–4 года дети бессознательно начинают подсчитывать то, что родители не недодали им, что упустили. Детские психоаналитики даже говорят о том, что дети больше внимания обращают на то, чего (как им кажется) их лишили, чем на то, что им было дано*. Почему мы так фиксируемся на том, чего нам не хватает?
«По сути, речь идет об экзистенциальном сомнении: могу ли я доверять другому человеку, могу ли я положиться на него, – объясняет семейный психотерапевт Николь Приер (Nicole Prieur). – Все дети «спрашивают»: имеет ли смысл мое существование для тебя, мама, для тебя, папа? Этот вопрос обретает ключевое значение при каждом важном событии в жизни семьи: рождении брата или сестры, кризисе, разводе родителей, появлении у ребенка отчима или мачехи. Но, что бы наши родители ни делали, они никогда не достигнут уровня наших ожиданий. Никогда не смогут полностью удовлетворить наши потребности, потому что наша идентичность строится не только на основе отношений с родителями, но и с другими людьми. И в определенный момент мы неизбежно обижаемся на них за то, что они не дали нам того, что мы желали».
«И эта обида влияет на всю нашу последующую жизнь, – поясняет семейный психотерапевт Инна Хамитова. – Недополучив любви, заботы, привязанности, мы чувствуем свою недостаточность в этом мире, не уверены в себе, обвиняем в этом родителей и хотим их изменить».

Бросить оружие


Мы обрушиваем на них свой гнев – ведь это они «не так» нас воспитали, ведь это из-за них мы несовершенны. Кто-то дает зарок держать себя в руках – но, как Юлия, не выдерживает,
срывается снова и снова. Кто-то самозабвенно годами пытается добиться своего. «Надо отстаивать свои позиции, – уверена 42-летняя Римма. – Мама мало интересовалась мной,
теперь я вижу такое же равнодушие к моей дочке. Почему я должна это терпеть?»
Варвара Сидорова комментирует: «В таких случаях я спрашиваю клиентов: «Вы пытаетесь «достать» из мамы любовь, которую она не дала вам за ваши 30 (40, 50) лет. Почему вы думаете, что сейчас это вдруг случится? Вам важно научиться обходиться без маминой любви». «Трудно признать свое несовершенство, – соглашается Инна Хамитова. – И вряд ли в ответ на притязания своего взрослого ребенка мама или папа скажут: я все понял, прости меня. Ведь признав вину, родители тем самым обесценят свою жизнь, а оправдываясь, они таким образом могут сохранить самооценку».
Значит ли это, что взаимопонимания никогда не достичь? Вовсе нет, утверждают наши эксперты. «Единственный способ – это бросить оружие, перестать конфликтовать и примириться с тем, что родители несовершенны, – говорит Инна Хамитова. – Что мама или папа – не всемогущие божества, но и не злодеи, а обычные люди со своими недостатками и проблемами. Они давали нам столько любви, сколько могли. Мама много работала, но не рассказывала на ночь сказки? Считала, что главное – накормить-обуть-одеть? Ну значит, вот такой язык любви у нее был! Родители сами были молоды, неопытны – вот как мы сейчас, и жили, как могли. Никто ни в чем не виноват». Также нам необходимо принять то, что родительская семья никогда не сможет дать нам все, в чем мы нуждаемся: счастье, удовлетворение, благополучие. «Взрослея, мы ищем других людей, которые удовлетворят эти потребности, – друзей, партнеров, коллег, единомышленников», – подчеркивает Варвара Сидорова. «Мы должны прийти к тому, чтобы сказать себе: «Я и сам могу дать себе то, чего мне не хватает», – добавляет Николь Приер.

«Папа не обязан восхищаться только мной»

Ксения, 43 года
«Я всегда гордилась своим отцом. Умница, талант, море обаяния! Он известный математик, а я профессию выбирала хоть и на свой вкус, но все же близкую к папиной: стала физиком. Так вышло, что сразу после школы я уехала учиться в другой город. Помню, в студенческие годы поражала собеседников своими глубокими познаниями, люди говорили: надо же, какие у девушки серьезные интересы, не по возрасту! А это все тоже шло от папы. Время шло, я вышла замуж, родились дети. И вот два года назад мы всей семьей перебрались в мой родной город. По выходным навещали моих родителей. Они к тому времени переехали в загородный дом и очень сдружились с соседями, молодой парой, аспирантами из папиного института. Приезжая на дачу, я стала ловить себя на том, что меня просто выводит из себя, как папа рассыпается в комплиментах этой соседке Кате. Раньше я восхищалась папиной галантностью, обходительностью с женщинами – ну просто идеал мужчины! А теперь меня, взрослую женщину, мать двоих детей, охватила ревность. Глупо, но я чувствовала себя преданной. Ведь я же не виновата, что так рано уехала из дома! Родители сами отправили меня учиться! Я всерьез мучилась, пока однажды не спросила себя: ты что, так и останешься маленькой девочкой, готовой отдать все на свете, чтобы завоевать любовь отца? Начала вспоминать, как долго сравнивала всех мужчин с папой, конечно же, не в их пользу. Но ведь выбрала же себе наконец мужа – совсем не такого, как папа! И люблю его. А папа прекрасен такой, какой есть, и он совершенно не обязан восхищаться только мной. Так я разговаривала с собой, и со временем на душе становилось легче. Теперь мне ясно, что я много лет брала одну высоту за другой, чтобы получить в награду папину похвалу. И я учусь жить не ради него, а ради себя. И надеюсь, что мой сын унаследует дедушкину галантность».

Комментарии

  1. Аватар для Тигринка
    Мир ничего нам не должен

    Но почему так сложно прийти к этой мысли? «Потому что гораздо проще обвинять родителей за их ошибки, чем взять на себя ответственность за свою жизнь», – поясняет Варвара
    Сидорова. На пути к взрослению мы проходим три этапа. Первый – это детская позиция, когда мы живем в пассивном ожидании, что получим что-то от других. Второй – позиция подростка, который предъявляет родителям претензии, сводит счеты, требует то, что ему причитается. И многие застревают на этом этапе. Оставаясь на годы зависимыми от других, они требуют от друзей, любимых то, что им недодали родители. И ошибаются, так как партнер никогда не сможет любить их так, как отец, возлюбленная не сможет быть такой нежной и заботливой, как мать. Это другие люди и другие отношения. «Человеку, зависимому от других, не на что опереться внутри себя, он не чувствует в себе личностного стержня, не ощущает свою идентичность, самость, – говорит Инна Хамитова. – Зависимость от мнений и действий других людей говорит об инфантильности человека». Чтобы вырасти, придется признать, что нам не удастся наверстать упущенное. Третий этап на пути взросления заключается в том, чтобы принять тот факт, что не полученное так и не будет получено, перестать обижаться на родителей и сказать себе: «Что ж, что бы я ни делал, мне не увидеть этого ласкового взгляда, не почувствовать поддержки и признания, о которых я мечтал». Правда, это открытие может стать настолько болезненным, что нас в этот период может охватить депрессия. Однако если нам удастся справиться со своими чувствами, мы ощутим настоящее освобождение.

    Искать свой путь


    Но и этого еще не достаточно, чтобы действительно стать взрослым человеком. Наше бессознательное сохранило не только память об обидах, но еще впитало родительские ожидания, они высказаны вслух или нет. «Мама не смогла стать пианисткой, теперь я должна воплотить ее мечту!» «Я должна во всем быть первой, чтобы папа мной гордился!» «Редкие родители не проецируют на ребенка свои ожидания, – подтверждает Инна Хамитова. – И мало кто позволяет ему идти своим путем. При этом взрослые, конечно, руководствуются благими пожеланиями, у них есть идея, что они знают, как для него лучше. Но это, конечно, иллюзия. Каждый человек должен искать свой путь сам». Мы растем под грузом этих родительских ожиданий, и даже если в подростковом возрасте протестуем против них, нам еще не хватает сил, чтобы от них освободиться. И лишь когда мы становимся взрослыми, к 25–30 годам мы чувствуем, что сдать все родительские «экзамены» на пятерки не получится. А значит, мы не выполним их желания, не удовлетворим ожидания, ослушаемся их. Трудно признать это и позволить себе идти дальше. Но это и есть последний этап на пути, который позволяет себе быть самим собой. Быть тем, кто сам принимает решения и отвечает за свою жизнь. «Для тех, кто вырос в России, это особенно трудно, – считает Варвара Сидорова. – Дети у нас часто получают два противоречивых послания: «ты – центр мира» и «ты полон недостатков». И оттого, что я, всемогущий, не дотягиваю до нужных высот, возникает сильное чувство вины. Значит, я не старался, а ведь мама так ждет моих успехов!» Но родители привели нас в этот мир вовсе не для того, чтобы мы оправдывали их ожидания. Если, став взрослыми, мы все еще продолжаем что-то доказывать им, значит, мы живем не своей жизнью, добиваемся не своих целей. «Стоит задуматься над своими убеждениями, – говорит Инна Хамитова. – Ты не доверяешь людям? Не потому ли, что так говорил папа? Ты боишься мужчин, потому что «им всем только одно и нужно от тебя»? – Это мамины слова? Так чьи голоса у тебя в голове? А где же ты сам? Чего хочешь ты? Где твой путь?»
    И не надо обольщаться: если мы действуем наперекор родителям, только ради того, чтобы доказать им их неправоту, – мы по-прежнему зависим от них, только с обратным знаком. «Лишь когда в душе нет протеста, обиды, злости, чувства вины, мы смогли отделиться от родителей и действительно стали взрослыми людьми», – объясняет Инна Хамитова.


    Сила семейной истории

    «Понять, а значит, и простить родителей помогает интерес к семейной истории, – говорит Инна Хамитова. – Стоит поразмышлять: в каких условиях росла мама? Как ее воспитывали, как к ней относились в детстве? Речь не о том, чтобы «перевести стрелки» на бабушку и дедушку, а маму оправдать. Важно увидеть и понять весь семейный контекст. Подумать: почему такие женщины, такие мужчины, такие браки были в роду? А следующий шаг – посмотреть на семейную историю в контексте истории страны. Может, предков раскулачили или сослали, и все их силы уходили только на то, чтобы выжить, не до эмоциональных нюансов им было. А отсюда и жесткость и суровость, которые передались и следующим поколениям. Или, может, когда мама родилась, бабушка была в депрессии оттого, что получила похоронку на деда, и ей было не до маленькой дочери, вот почему мама сама недополучила в детстве любви и тепла. Когда узнаешь и анализируешь эти подробности, картина жизни приобретает объем, сложность, многозначность. И уже невозможны будут черно-белые оценки: плохой – хороший, добрый – злой. Мы увидим сложных людей со своей трудной судьбой, обвинять которых бессмысленно. Г. Ч.

    Принять их выбор

    Мы спрашиваем себя: «И все же я многое получил от них – как насчет преданности им? До какой степени я могу позволить себе нелояльность?» Наше чувство вины может еще более усилиться, когда мы осознаем уязвимость наших родителей. «Требуется время, чтобы признать: он несовершенен – но я его люблю, – отмечает Варвара Сидорова. – И еще более сложно принять то, что в нас есть одновременно и любовь, и ненависть (у всех, конечно, в разных пропорциях). Нам проще видеть лишь одну краску: я его люблю или я его ненавижу». Открывая уязвимость своих родителей, мы нередко пугаемся. Иногда взрослые дети заходят в тупик, пытаясь спасти родителей – вывести маму из депрессии, вылечить отца - алкологика… даже вопреки их желанию. И страдают, когда ничего из этого не получается. «Помогать нужно, когда родители готовы эту помощь принять, – говорит Варвара Сидорова. – Ведь не только я – взрослый независимый человек, но и моя мама – взрослый независимый человек. И имеет право делать выборы, которые мне не нравятся. В том числе, как ни страшно это звучит, и разрушать себя». Любовь не всесильна: мы не можем силой «загнать их в счастье». Уважать своих родителей – это и значит принимать их сознательный и бессознательный выбор. Пройдя трудный путь взросления, мы получаем самый важный бонус – глубокое примирение с ними и с собой. Тогда мы можем вновь наслаждаться своей семьей. Это партнерские отношения, которые доставляют удовольствие взрослым детям и их родителям.

    С Фейсбука
  2. Аватар для Люси
    не полученное так и не будет получено
    потому что получили то, что нам смогли дать. Вовремя бы это понять...
    Спасибо , Тигринка, за статью.
    Рейтинг@Mail.ru