RSS лента

psy-therapist

Тюрьма и секс ("Заметки о сексологии")

Оценить эту запись
В 2009 году блогер и художник Александр Володарский провел в Киеве акцию протеста против деятельности украинской «Национальной экспертной комиссии по защите морали», имитировав вместе с сохранившей анонимность акционисткой половой акт перед зданием Верховной Рады. Володарский был задержан, обвинен в хулиганстве и приговорен к году ограничения свободы. На спецпоселении в колонии в поселке Коцюбинское активист провел пять месяцев; в заключении он продолжал вести свой блог и в июле 2011 года был освобожден досрочно.

«Химия» (жаргонное название колонии-поселения) — сборник из тюремных записок, более поздних комментариев к ним и политической публицистики Володарского. Иллюстрации к книге выполнили отец автора Виктор Володарский, Анна Деева, Мария Киселева и другие художники.

Автор отметил, что личное знакомство с пенитенциарной системой сильно повлияло на его взгляды.

— Хочется думать, что опыт изменил меня в лучшую сторону: сделал сильнее, последовательнее и честнее в мыслях, избавил от многих страхов. Но я далек от того, чтобы рекламировать тюрьму как «школу жизни». Напротив. Тюремный опыт — это то, к чему ни в коем случае нельзя стремиться, то, чего следует избегать, то, чему следует противодействовать и не принимать как часть себя. Закалиться можно именно через это тотальное неприятие системы и несогласие с ней, — говорит Володарский.

При этом возможность вести дневник в колонии он называет «очень сильной эмоциональной отдушиной» и «единственным легитимным путем выразить агрессию».

— Это был способ ощутить себя свободным человеком, причем во многих отношениях более свободным, чем те, кто меня охраняли. Ведение блога в письмах было одновременно моей силой и моим уязвимым местом, потому что привлекало ко мне излишнее внимание администрации. Но положительные стороны определенно перевешивали, — вспоминает автор.

Ниже приводится одна из глав его книги.

Комментарии

  1. Аватар для psy-therapist
    Глава о сексе в тюрьме

    Слова «секс» и «тюрьма» редко употребляются в одном предложении. А если они и оказываются рядом, то, как правило, при пересказе щекочущих нервы обывателя легенд о гомосексуальных оргиях и изнасилованиях. Эта тема непременно всплывает в практически любом разговоре о местах заключения, но почти всегда рассматривается крайне поверхностно, на уровне желтой прессы. В то же время сексуальность является одной из основ тюремного фольклора и субкультуры, фактором, формирующим быт и отношения между людьми. Каста «опущенных» (обиженных, петухов) — не только и не столько жертвы изнасилований. Процесс формирования этой стигматизированной прослойки сам по себе является интересным социальным и психологическим феноменом. Как кривое зеркало, она отражает многие предрассудки и комплексы, свойственные иерархическому патриархальному обществу.

    На примере тюрьмы можно наглядно продемонстрировать, как из сексуальных ограничений рождаются квазирелигиозные табу, которые, в свою очередь, прямо влияют на межчеловеческие отношения и социальную структуру. Интересным является разительное отличие между сексуальностью в мужских и женских зонах: если в первом случае она носит ярко выраженный социальный, то во втором — скорее рекреационный характер. В рамках этого текста будут рассматриваться, в первую очередь, мужские колонии, а под словом «заключенный» следует понимать именно «заключенный мужчина».

    Запрещенный секс

    Нужно начать разговор с того, что заключенный не имеет права на секс. Это не входит в наказание и никак не обозначается в решении суда. Об этом не написано в Уголовном и Исполнительном кодексах. У тонущего человека никто не отбирает права на дыхание, он лишается его естественным образом — из-за воды, попавшей в легкие. Право на секс отбирается наряду с правом на нормальный сон, еду и медицинское обслуживание. Но если соблюдения первых трех прав еще можно требовать законными методами, то секс воспринимается как некое излишество, причем излишество порочное.

    Редкие свидания в местах лишения свободы происходят через стекло, по специальному телефону. Раз в несколько месяцев (в более мягких местах «ограничения свободы» — раз в месяц) возможно «длительное» свидание, длящееся несколько суток, оно проходит в специальной гостинице, расположенной при исправительном учреждении. Такое свидание можно получить лишь с близкими родственниками. Таким образом, единственный легальный способ заняться сексом для заключенного — это встреча с женой раз в три месяца. Разумеется, это возможно, лишь если он женат. Отношения, не скрепленные печатью ЗАГСа, тюремное начальство не признает, и пообщаться со своей подругой наедине не получится. Слишком тесные объятия могут послужить причиной для дисциплинарного взыскания. Это одна из причин, по которым многие мужчины так часто спешат вступить в законный брак, лишь оказавшись за решеткой.

    Но даже немногие счастливцы, которым семейный статус позволяет получать заветное длительное свидание раз в три месяца, все равно страдают от психозов, вызванных недостатком общения с противоположным полом. Даже переходя на более мягкий режим содержания (к примеру, в колонию-поселение после закрытой зоны) бывшие узники часто продолжают сохранять все те травмы и комплексы, которые были получены ими ранее. Причем часто дело даже не во времени пребывания в местах лишения свободы. Во многих случаях тюрьма является не причиной травмы, а лишь катализатором, позволяющим наиболее ярко проявиться деформированной сексуальности.

    Женщина как символ

    В тюрьме отчетливо проявляется традиционное для патриархальной культуры овеществление и одновременно с тем идеализация женщины. Женщина-вещь, женщина-сексуальный объект презирается, в то же время женщина-мать — священна. Согласно Традиции, мать следует уважать и любить, хотя на практике отношение к матери со стороны заключенного может быть вполне приземленным и потребительским. Часто она рассматривается лишь как источник передач и материальной помощи. Тем не менее, оскорбить ее или же публично продемонстрировать свое неуважение — недопустимо.

    Женщина-супруга, в зависимости от ситуации, может быть и вещью, и идеалом. Она находится в нестабильном положении между ролью «матери» и «сексуального объекта». Важной темой является супружеская верность. Часто мужья очень рискуют, постоянно звоня своим спутницам жизни по запрещенным мобильным телефонам, пытаясь контролировать каждый их шаг и устраивая дистанционные сцены ревности. Заигрывать с женой другого заключенного — серьезная провинность, за которую может побить не только сам муж, но и весь коллектив.

    Отдельная категория женщин — это «заочки», подруги по переписке. С появлением мобильных телефонов и дешевого интернета общение с ними стало гораздо более простым и необременительным. Отношение к ним еще более потребительское, чем к женам и любовницам, часто их попросту коллекционируют по меркантильным соображениям, и прекращают всякое общение после освобождения.

    Верность

    Сексуальные успехи в среде заключенных уважаются, в то же время чувства, душевные страдания и романтическая привязанность часто бывают поводом для ироничного отношения, если не для насмешки. Ни о каком равноправии партнеров не может идти речи. Согласно неписанным правилам, в случае измены или расставания следует испытывать гнев и агрессию, но не страдание. Женщина всегда находится в подчиненном положении и, независимо от ситуации, она не имеет права критиковать действия своего мужа, страдать может она, а не он.

    Тюрьме свойственно мачистское понимание сексуальности. Очень важным является распределение ролей. Мужчина должен доминировать, женщина — получать удовольствие лишь от подчинения и исполнения желаний мужчины. Публичный активный гомосексуализм хоть и может вызвать ироничное отношение окружающих, но не является поводом для экскоммуникации (исключения из сообщества; перевода в касту отверженных — РП). В то же время, мужчина, совершающий действия, направленные на доставление удовольствия женщине, теряет уважение своих собратьев. Куннилингус приравнивается к опыту пассивного гомосексуализма, а заключенного, который случайно проговорился о нем и не смог перевести разговор в шутку, может ожидать инициация в касту «обиженных».

    «Нечистыми» считаются не половые контакты между мужчинами как таковые, а именно отказ от активной роли, от доминирования. Этот аспект отличает тюремное понимание гомосексуализма и тюремную гомофобию от распространенной в обществе религиозной гомофобии, не делающей разницы между активным и пассивным «содомитом».

    Согласно бытующему в тюрьме представлению, секс не является позорным лишь тогда, когда он сопряжен с насилием. «Проткнуть», причинить боль или травмировать — это даже почетно, но осознанно доставлять удовольствие партнеру — табу.

    Женщины за решеткой

    Разумеется, разговор о сексуальности в тюрьмах был бы неполным без упоминания заключенных женщин. Их гораздо меньше, чем мужчин (соотношение примерно один к десяти), и поэтому социальная структура женских зон развита гораздо слабее. У них нет столь жесткой иерархии, нет столь жесткого и принципиального антагонизма с администрацией. Женские зоны всегда являются «красными», т.е. полностью подконтрольными официальной власти. Вопросы, связанные с криминальным миром, так или иначе, решаются при участии заключенных мужчин, к которым обращаются в исключительных случаях (с появлением мобильных телефонов процесс коммуникации существенно упростился, раньше все общение шло посредством тайной переписки, что гораздо труднее).

    Секс между заключенными женщинами носит гораздо более откровенный характер, чем между мужчинами, он не осуждается, и в то же время он практически лишен социальной составляющей. Это можно объяснить тем, что женщине просто физиологически труднее оказаться в роли насильника, и, тем более, получить от этого хотя бы символическое удовольствие. В отсутствие насильников исчезают и жертвы. Хоть лесбийские союзы в тюрьме иногда и перенимают стандартные гендерные роли, когда одна из партнерш начинает играть роль мужчины и в быту, но между ними все равно царит относительное равноправие. Социальное доминирование и унижение слабых в женских тюрьмах не имеет столь ярко выраженного сексуального подтекста, как в мужских, хоть исключения и возможны.

    Консервативные ценности

    Предрассудки, царящие в тюрьме, могут показаться для стороннего наблюдателя дикими и бессмысленными. На самом деле, они являются всего лишь гипертрофированным отображением представлений о сексуальности, полагаемых социально-приемлемыми в консервативном обществе. Деконструируя табу, мы неизбежно приходим к единому для традиционных культур пониманию секса как порочного процесса, который «очищается» лишь благодаря наличию высоких чувств или же семейному долгу. Ритуальное отношение к нечистотам — всего лишь способ рационализировать свое квазирелигиозное отвращение к сексу как к процессу приносящему запретное удовольствие. Гомофобия не является чем-то самостоятельным, она прямо следует из сексизма.

    В однополом коллективе часть мужчин невольно подвергается социальной, а иногда и сексуальной феминизации. Присвоение женской роли происходит через символическое унижение. Тот факт, что «петух» в тюремной субкультуре находится в еще более униженном положении, чем женщина, объясняется лишь тем, что отсутствие внешних половых различий заставляет углублять различия социальные.
  2. Аватар для Марина
    Петр Юрьевич! А почему именно эту главу вы решили разместить в дневнике?
  3. Аватар для psy-therapist
    Цитата Сообщение от Марина
    А почему именно эту главу вы решили разместить в дневнике?
    Вы хотели бы чтобы я разместил другую? а почему?
  4. Аватар для Сонечка
    Петр Юрьевич, меня не покидает ощущение что у вас что то случилось.. Что то вы все реже и реже заходите. Вы устали от сайта?
  5. Аватар для psy-therapist
    Цитата Сообщение от Сонечка
    меня не покидает ощущение что у вас что то случилось.
    С одной стороны - вроде бы принципиально-плохого-ужасного - нет, не случилось.
    С другой стороны - много всего, что требует кучу времени - и поэтому на сайт просто не остаётся сил.
    Надеюсь, что немного разгребусь с делами и более активно займусь сайтом, есть определённые планы.
  6. Аватар для Марина
    Вы хотели бы чтобы я разместил другую? а почему?
    Я думаю что там есть и другие интересные главы.
    Мне интересно ЧТО ИМЕННО вас в этой статье зацепило - то ли политическая подоплека, то ли то, что в тюрьме оказывается есть секс.
  7. Аватар для psy-therapist
    Ну я собственно говоря специально пометил это как "заметки о сексологии" - это моя сфера профессиональных интересов.
    Рейтинг@Mail.ru