RSS лента

Хелли в жизни.

Стерва.

Оценить эту запись
Полная. Я. И я это признаю. Я просто поступаю по-хамски. Уговорила отчима подарить мне самую большую пачку арабики - молотый в растворимом, а свои деньги отправила на донейшн в школу боевых искусств. Сказала ему, что хочу жареной картошки. Он простужен. Просила его (а ему 79 лет) купить не абы каких мандаринов, а сладких. Выставила маме сет за чизкейки и зефир. Просто потому, что у меня есть финансовые планы, а налика не хватает на мою долю ЖКХ и все, что любит мой желудок. Сообщила родителям, что при возможности это сделать приму деньги на погашение моих кредитов - они были взяты на лечение от истощения, и я возмущалась, что плачу сама.

Но когда-то я была другой. Я была отважным воином, с чутким сердцем. Я любила романтику, и служила за идею - денег почти не было. Я собирала маме покушать, когда она опаздывала на поезд, и не дала отчиму обидеть брата - за ту драку меня госпитализировали. В больнице я стеснялась есть ореховые вафли, которыми меня угощала подруга, и вообще - верила в людей. Ценила сестренку, считала ее солнышком. А когда меня били и выгоняли, я была уверена, что сама виновата. Теперь для меня понятия "человек" не существует. Потому что человек - это смесь комплексов и боли, и Это я не могу называть душой. Я согласна с песней, в которой поется: наши матери в шлемах и латах бьются в кровь о железную старость, наши дети ругаются матом, нас самих почти не осталось. Я - звереныш, который требует крабов и икру, камчатскую жимолость, ювелирные изделия и все такое. А по отношению к любимому я не испытываю почти ничего, кроме поклонения Сен-Сею в его лице и желания порвать любого, кто его тронет.
Категории
Без категории

Комментарии

    Рейтинг@Mail.ru