RSS лента

Хелли в жизни.

Моральные принципы.

Оценить эту запись
Я тут слушала Курпатова, не дослушала. Потому что он все процессы, происходящие с человеком, сводит к деятельности мозга. Нам тоже преподавали психологию, не знаю, какую школу. Помню, мы проходили пирамиду Маслоу, и психотипы. Но я утверждаю: если я не совсем сошла с ума от голода или прочих факторов, когда я уже не способна думать, мной руководят принципы. Тут все дело в одной вещи. Буквально. Нож в руках хирурга - средство спасения, нож в руках преступника - орудие убийства. Я делаю всё, чтобы мое знание закона, психологии, боевого искусства - было ножом в руках хирурга. Это никто не понял. Ну и до свидания. А для меня по-прежнему выше логики, здравого смысла, даже обстоятельств - вера, и все, что из нее исходит. Добро, справедливость, здоровье, и борьба за все это. Да, борьба. Да, бой. Драки, жесткие слова, поступки, которые в иных обстоятельствах были бы проявлением агрессии и жестокости. Например, зачем я вывихнула пальцы одному парню? В отрыве от остального, что упорно пытаются доказать - мне же, и другим обо мне - это просто причинение вреда. Но если учесть, что тот парень тащил меня в лес, и не раз лапал меня, пока я не поняла, кто он, то это мигом превращается в самооборону. В защиту жизни и здоровья.
Если посмотреть на то, как я орала на маму, то всем все становится ясно: я унижаю того, кто дал мне жизнь и воспитал, то есть являюсь свиньей неблагодарной, что я не раз о себе слышала. Но если учесть, что мама опаздывала на поезд, бегала, пытаясь собрать последние вещи - и при этом совсем не успела взять с собой никакой еды, а на вагон-ресторан денег не было, то становится ясно совсем другое. Мой крик привел ее в чувства, она притормозила, сказала, что еще можно выкроить 15 минут, и я успела сварить яйца, помыть овощи, и агрессивно - от ужаса, что мама сутки могла быть голодной - всунула пакет с едой ей в чемодан. Если посмотреть, и спросить, почему я в детстве считала и сводную сестру, кроху, и двоюродную сестру, которая прибежала на помощь - тупыми, неразумными, то все опять ясно. Я - хамка, считающая всех вокруг г***, кроме себя - королевы. Но если учесть, что малышка застряла на дереве, куда залезла, и повисла вниз головой на ноге, а я, преодолев шок, сняла ее вместе с кузиной - то вырисовывается другая картина. Но годы, годы самопожертвования (что, конечно, является диагнозом), доведшие меня до лежачего состояния, закончились тем, что я оказалась в моральном концлагере: можешь - делай, не можешь - умирай, или что угодно, нас это не интересует. Я больше не вижу смысла в делах, когда я кому-то помогала. Кто-то написал мне: долго будешь бравировать своими достижениями? А до этого писал: какого черта ты валяешься и ждешь халявы? И даже не такое отношение, ставшее массовым, меня убило морально. А то, что те, кто был на грани, кого я подхватила у самой земли, перестали со мной общаться. И это - только первая часть истории. Вторая - пережив беду вместе со мной, они только с большим упорством стали искать новой - шли на работу, от которой хотелось повеситься, переставали бороться за свои же отношения, бежали на поклон к тем, кто их предал - родители, врачи... Про*ирали выгодные предложения, сдавались. Вот лично мне в таком случае для чего это делать? Если им самим, по их словам, моя помощь не нужна? То есть можно просто сказать: Оля, меня обокрали. Оля, я безнадежно больна. Оля, меня прессуют родственники. А потом послать меня, и приравнять к пустому месту? Но, конечно, только тогда, когда опасность позади.

Комментарии

    Рейтинг@Mail.ru