Началось с того, что я сидел у своего подъезда с С. Он решил рассказать мне историю о том, как я его подставил (вроде бы этого не было). Будто бы я его подставил и он из-за этого был избит Л А., а я утверждал, что его тогда избил не Л, потому что тогда он уже не учился в нашей школе, а В.

Затем пришла соседка со второго этажа. Она начала убираться. У неё была желтая тряпка, она решила протереть стол. Подъезд был с потолком длиной в два метра. Напоминал собой пещеру глубиной в пять метров. В этот момент я решил уйти. Красивая женщина, а тут про меня такие вези рассказывают.

Мы уходим и оказываемся в квартире Н. С куда-то пропадает. Спереди сидит бабушка Н спиной ко мне. Она чем-то занята. Справа от неё стоит Н. Я предлагаю ему пойти в кино на фильм "Северное Сияние" или "Ночь Сказки". Что-то вроде этого. Он неопределённо кивает.

В следующей комнате его мама и моя бабушка по папиной линии. Они стоят у телевизора, сзади них кресло с зелёным покрывалом. Мы обходим их рядом с креслом и продвигаемся к окну. Окно поднимается и он начинает спускаться по лестнице, стена будто вся немного отодвинулся, открыла для нас улицу, сделала уязвимыми, можно было полететь вниз. Он спустился. Пришла моя очередь.

Тут его мама начала ругаться: "куда вы собираетесь, а, на этот фильм, его нельзя смотреть детям, он очень тёмный, оставь Н. и т.д.". Она попросила закрыть окно, когда поняла, что мы всё равно её не послушаем. Я не закрыл, это было слишком опасно, я буквально должен был балансировать над пропастью, чтобы это сделать.

Мы спускаемся вниз. Оказываемся в двухэтажном деревянном здании. Передо мной сидит седой Н (парень небольшого роста и мой одногодка). Он начинает рассказывать о матери, о том, что ему уже тридцать лет, что у него есть работа, но он всё равно не уходит от мамы. Он не хочет её обижать. Более того, он очень уважает её контроль, его подченинение (привязанность) это дань уважения ей. В его лице виднеется разочарование жизнью. Сзади него было окно. Я видел заводы на севере и на северо-западе.

Тут начинается что-то странное. Самолёт падает на северо-западный завод. Мои товарищи (там появился Л К. и какая-то девушка) не замечают этого. Тем временем, я замечаю, что и над вторым заводом кружит самолёт. Все смотрят на него. Всем страшно. Третий самолёт летит с запада прямо на нас, я убегаю в соседнюю комнату и зову всех с собой, кричу им лечь на пол. Они остаются в той же комнате. Самолёт пролетает мимо.

В этот момент всё здание начинает трещать, вибрировать. Л К. кричит. Выбегает на улицу с девушкой, там было светло и приятно. Веяло теплом с улицу, там казалось безопасно. Н. куда-то пропал. Я тут же вспоминаю (смотря на улицу), что сверху сестра. На втором этаже лежит сестра вместе с кошкой. Я перепутал сестру с кошкой и сначала выхожу с кошаком (!). Затем возвращаюсь, оставляю кошку в номере и беру зашкирку (как кошку) сестру, перекидываю её себе на руки.

Спускаясь по лестнице я сразу понял, что что-то изменилось. Пурпурно-пепельный свет лился с улицы. Я бы сказал, что это свет просто стоял, как гигантский монумент и освещал всё вокруг (сжигал своим безразличие). Слева стена, посреди стены стоит статуя какого-то безумного монаха, она постепенно приближается к двери. На противоположной стене дверь на улицу. Чуть дальше от двери, на крыльце. Стоит необычный воин в тюрбане, одетый на восточный манер. В обветшалом одеянии и с ятаганом на левом бедре. Он одержит в руках какой-то фолиант. Слышится какой-то напев из четырёх-пяти основных нот (опустошающая арабская мелодия, будто тёмная, дьявольская молитва) и три ноты подложки, пропевающиеся чуть ниже. Стук тяжелой ноги в такт.

Было в его фигуре что-то завораживающее взгляд. Он стоял спиной ко мне. У него была могущественная спина. От него веяло холодом. Я знал, что он не чувствует жалости ни к кому. Он вообще ничего не чувствует. Он какой-то бог. Или приспешник богов. Прямо Харон.

Слева у двери несколько статуэток размером с предплечье. Руки с пальцами в разных позициях. Я знал, что нужно взять статуэтку и произнести некую последовательность слов. Я забыл слова. Сестра спит у меня на руках. Не получается её разбудить (я и не особо пытался). Статуя придвигается к проходу. Я понимаю, что это смерть. Совесть чиста от того, что это не моя вина, что я не смог разбудить сестру. Мы всё равно бы не спаслись. Я просыпаюсь. Убегаю из тисков в самый последний момент(всегда так). Эх, жалко, что я не выбежал к воину. Там было что-то приковывающее моё внимание.

Утром я проснулся хорошо себя чувствующим. Несколько дней болею. Как будто восстановил свою психику мгновенно. Хотя физически ещё не до конца выздоровел. Я как будто переродился после этого сна. Как будто что-то очень важное произошло. Жалко, что я не отдался в руки этим сатанистам. Они казались богами тьмы. Такого холода и такого погружения в настоящее я никогда не видел (это я говорю о человеке в тюрбане и о том, что его и меня окружало). В этом было какое-то могущество. В том воине. На тот момент он был моим божеством.
---
Такое чувство, будто я разделил мир на две части и застрял по середине. В одном всё кажется живым, но постоянно ломается. Первый мир меня не принимает. Либо я его не принимаю.

А во втором мире одиночество как будто пропадает. Появляется сила. Суперспособность обесценивать всё вокруг себя. Как будто это на автомате происходит. Поэтому всё в пепельных цветах. Ну и образ воина меня впечатляет. Со стороны кажется очень сильным. Вещает в пустоту, но кажется очень важным, пхах. Как будто мой идеал что ли. Или уже часть меня, которую я боюсь признавать. Чувствую её неправильной. Он казался сумасшедшим.

В первом мире было много осуждения. Чувствовал себя раковой опухолью. Все от меня отворачиваются. Мамы и бабушки очень холодные и злые. Ненавидят меня и стараются уберечь своих близких от меня. Только соседка была доброй, но от неё захотелось убежать, потому что начал чувствовать стыд. Больше её не видел.

О втором мире. Легко чувствовать себя сильным и правым, когда ты совершенно один. Ничего вокруг нет. Ты просто всё уничтожаешь. Есть мысль, что именно такие сны и снятся отказавшимся от жизни людям. С кем ещё себя будет ассоциировать человек, который отрезал себя от других людей? Аж самому смешно. Не иначе как Дьволом быть, если чувствуешь себя бессильным и бесчувственным.

В любом случае. Самый красивый сон в моей жизни. Много воды в описании сна, потому что я для себя сначала записывал. Хотел побольше запомнить.

Понравилось, что я без размышлений побежал за сестрой. Но когда я увидел тот свет, то у меня всё из головы вылетело. Таки транс. Была одна мысль: "тебе не место в том мире, сестра". Пхах. Тут можно закатить глаза.
---

Не социопат ли я часом? Может за моей "слабохарактерностью" я скрываю ненависть ко всем людям и чувство превосходства над другими людьми (ничем не обоснованного, да и понимаю, что это вздор. Но это какая-то долбанутая установка внутри меня). Либо за ненавистью ко всем людям я прячу неприятие кого-то из близких. Ну и превосходство (напыщенная рожа и бесчувственность, так вернее будет) ради избежания близости.

Это фимоз головного мозга.